Василий Мазин уже 10 лет стремится усовершенствовать ИИ-системы и создать универсального помощника. Он окончил факультет прикладной математики в Кубанском государственном университете, где потом еще 15 лет работал преподавателем. Итогом его научной деятельности стала лаборатория Mind Simulation, где Василий занимает пост директора по научным исследованиям в сфере ИИ.

В интервью для AI Conference эксперт поделился воспоминаниями о трудностях, с которыми он сталкивался при создании ИИ, и рассказал, почему решил использовать гибридные системы разработки.

«Если я хотел поиграть в игру на своем компьютере, приходилось сначала написать ее»

На выбор моей специальности повлиял подарок родителей – на 14 лет мне подарили компьютер. Он был довольно экзотическим даже для того времени – «Партнер 01.01». Такой, как на фото, только красного цвета. Постоянной памяти у него не было, был только интерпретатор Бейсика и ассемблер. Если я хотел поиграть в игру, приходилось сначала написать ее, а после выключения все пропадало.

Однако создавать программы мне понравилось, и я решил продолжить обучение на факультете прикладной математики. До этого я учился в физико-математическом лицее, где был сильный курс информатики и программирования.

«На третьем курсе я писал складские программы, программы для бухгалтерского учета, управления предприятием и финансами, которые работают до сих пор»

Работать я начал на третьем курсе университета. Писал складские программы, программы бухгалтерского учета, управления предприятием и финансами. Думаю, некоторые из них работают до сих пор.

Когда программы стали сложнее, то, помимо программирования, я начал руководить разработкой. Тогда мы делали упор на архитектуру систем и создание алгоритмов.

Один из последних проектов, не связанный с ИИ, где я участвовал – сервис для активных людей MyChallenge и программа расчета пожарных рисков Urban.

«В рамках курсовых и дипломных работ можно было проверять различные идеи и подходы»

После учебы в Кубанском государственном университете я стал преподавателем на факультете прикладной математики. Раньше преподавание очень хорошо дополняло научную деятельность. После пар оставалось время, чтобы заниматься наукой и смежной работой. Кроме того, в рамках курсовых и дипломных работ можно было проверять различные идеи и подходы.

Но со временем академической и бюрократической нагрузки стало больше, потому было сложно находить время и силы на проекты. Это и повлияло на то, что уже второй год я не работаю в вузе, а все силы отдаю Mind Simulation.

«Уже в 2003 году мне казалось, что у нейронных сетей есть право на жизнь: как в решении специализированных задач, так и в качестве части сложных систем»

Интерес к ИИ и нейросетям возник вместе с появлением компьютера. В школе и университете я придумывал и программировал компьютерные игры (симуляторы танка, самолета, стратегии, ролевые игры).

Самым интересным было придумывать алгоритмы для противников и игровых персонажей. Помню, на выпускной экзамен по информатике написал игру «Крестики-нолики» на неограниченном поле, где для выигрыша нужно поставить 5 крестиков или ноликов подряд. Все придумывалось самостоятельно, с нуля, так как ни литературы, ни тем более Интернета в Краснодаре тогда еще не было.

Программа успешно выигрывала у новичков и средних игроков. Но, правда, сильному игроку она проиграла.

Нейросетями я заинтересовался в 2003 году, когда работал с ними в исследовательских целях. Тогда еще все говорили, что это бесперспективное занятие. Но мне казалось, что у нейронных сетей есть право на жизнь – как в решении определенных узкоспециализированных задач, так и в виде части сложных систем. Тогда я дошел до концепции сетей глубокого обучения, но попробовать их на практике было не на чем.

Сейчас я постоянно слежу за развитием этого направления и уже исследовал границы применения почти всех существующих подходов в ИИ.

«От ИИ нам нужны не только ответы на вопросы, но и собеседник, друг, партнер, который понимает тебя, адекватно общается и помогает»

Во время работы в университете я уже задумывался о создании лаборатории, которая занималась бы задачами ИИ. В свободное время я работал с группой студентов, но в рамках университета организовать лабораторию не удалось. И, как только появилась возможность, мы создали ее самостоятельно.

В то время интерес к чат-ботам и голосовым помощникам возрастал. Вскоре появилась Алиса, и мы внимательно изучили ее. Потом мы изучали работу Алексы, Siri, Cortana и других.

Оказалось, что главного никто из них дать не мог – общения. Заказать такси, показать погоду, купить билеты – это все приносит пользу, но дальше что? С ними невозможно просто пообщаться. Нам нужны не только ответы на вопросы, но и собеседник, друг, партнер, который понимает тебя, адекватно общается и помогает.

Для решения таких задач необходим сильный ИИ. Нужно было решить: браться ли за эту задачу? Я достал свои наработки по представлению знаний и гибридным моделям. Мы оценили свои возможности и ресурсы, расписали поэтапный план. Все это выделили в самостоятельный проект, и сейчас мы сосредоточены только на нем.

«Со всеми сложностями справляется мозговой штурм разработчиков»

До начала работы у нас было общее теоретическое и частично алгоритмическое описание архитектуры и методов работы ядра ИИ. Когда же мы приступили к реализации, начали возникать сложности частного характера, которые относятся к технической реализации алгоритмов. К счастью, со всеми этими проблемами справлялся мозговой штурм разработчиков.

Еще много сложностей возникло с обучением: автоматизировать этот процесс сразу не получилось, поскольку для самообучения нужна некоторая критическая масса знаний. Но и в этом есть заметный прогресс.

«Мы стали чаще использовать несколько методов вместе, что и привело к созданию сильных гибридов»

Много лет я изучал границы того, как применить методы в задачах ИИ и их место в решении ИИ полных задач. Были эксперименты, когда мы одновременно использовали два и более подхода, и они давали лучший результат. Мы стали все чаще использовать несколько методов вместе, что и привело к созданию сильных гибридов.

«Для науки очень важно обмениваться знаниями и опытом»

У аудитории большой интерес к ИИ-разработкам. После нашего выступления на Geek Picnic нам еще 40 минут задавали вопросы – хотя мы и выступали последними.

Для науки очень важно обмениваться знаниями и опытом: находишь единомышленников, оппонентов, расширяешь круг знакомств. Это помогает посмотреть на свою работу с другой стороны.

Конечно, мы не можем сейчас полностью раскрывать все особенности нашей технологии – это наше конкурентное преимущество. Но со временем мы будем рассказывать все больше и больше.

«Планируем открыть школу ИИ при лаборатории, где молодое поколение будет получать знания»

Возможность развиваться, открывать новые направления и реализовывать продукты дают финансовые ресурсы, поэтому нам определенно важен коммерческий успех Mind Simulation.

Мы планируем открыть школу ИИ при лаборатории, где молодое поколение будет получать знания, которые помогут им реализоваться. Без финансовой составляющей это невозможно.

До начала коммерческого запуска нам нужно завершить кодирование базовой архитектуры ядра. Эта работа распределена на девять этапов, сейчас мы заканчиваем пятый. Ориентировочно девятый этап будет завершен в феврале 2019 года. Уже есть несколько организаций, которые хотят создавать продукты на основе ядра.


Чтобы встретиться с директором лаборатории Mind Simulation, приходите на AI Conference, которая состоится 22 ноября в Москве.

Регистрация